Описание картины «Семь смертных грехов и четыре последние вещи» — Иероним Босх

Описание картины Семь смертных грехов и четыре последние вещи   Иероним Босх

Семь смертных грехов» — одна из самых ранних известных работ Босха. Она имеет ярко выраженный нравоучительный характер с элементами иронии и сатиры. Эта работа обладает довольно усложненной структурой: пять разного диаметра окружностей на темном фоне.

Предполагают, что это крышка стола — столешница, расписанная мастером.

Обычай расписывать столы был тогда достаточно распространен. Такой работой не гнушались и именитые художники. Мы знаем, например, что самым ранним дошедшим до нас произведением великого немца Ганса Гольбейна Младшего была как раз расписная крышка стола, очень поврежденная, но сохранившаяся.

Именно эта работа Босха висела в личных покоях испанского короля Филиппа II. Она находилась между его кабинетом и спальней, так что, проходя из комнаты в комнату по нескольку раз в день, монарх мог созерцать символы человеческих грехов и размышлять о греховной природе человека.

Это одно из наиболее ясных и нравоучительных произведений Босха снабжено подробными, разъясняющими смысл изображенного цитатами из Ветхого Завета из книги «Второзаконие». Начертанные на развевающихся свитках слова: сверху: «Ибо они народ, потерявший рассудок, и нет в них смысла «О, если бы они рассудили, подумали о сем, уразумели, что с ними будет!» ; снизу: «Сокрою лице Мое от них и увижу, какой будет конец их; ибо они род развращенный; дети, в которых нет верности. определяют тему этого произведения. В центре — нечто вроде всевидящего ока. В середине — подобие зрачка, в котором по бедра изображен Христос, стоящий в саркофаге.

Христос все видит, он в центре мира, он в центре этого условно изображенного глаза. Ниже надпись: «Берегись, берегись, Бог видит все».

Это не собственно глаз, но явный намек на него. Всевидящее око зрит все, но оно по неисповедимым, непонятным для нас причинам, не вмешивается в ход вещей. Муки Христа — зарок человечества — оказываются едва ли не напрасными.

Он указывает на свою рану в боку, он в очередной раз взывает к людям, но это воззвание оказывается почти никем не услышанным. Широкая полоса, идущая вокруг этого квази-зрачка напоминает радужную оболочку. Круг расчерчен лучами, которые в то же время несколько напоминают рисунок радужки.

И, наконец, на внешней, самой широкой полосе изображены семь сцен, которые символизируют семь смертных грехов. Каждый грех обозначен надписью и трактован художником в виде жанровой сценки. Таким образом, Босх создает обобщенную картину человечества, погрязшего в грехах.

Интересно обратить внимание вот на что: мы традиционно говорим о семи грехах, хотя строго говоря, это ведь не грехи, как поступки — кража, убийство или другие греховные деяния человека. Семь смертных грехов в католической традиции — это, скорее, семь свойств человека, семь черт его характера, которые приводят к этим преступлениям и проступкам. Семи грехам традиционно, как вы знаете, противостоят семь добродетелей.

Три религиозные христианские добродетели четыре мирские. Босх, изображая грехи, не обращается к отвлеченным образам. У Босха это сценки, довольно жизненные по смыслу, но гротесковые, окарикатуренные по манере изображения. Дальше следует надпись — представлениe семи смертных грехов, способных погубить душу, с их латинскими названиями:

У Иеронима Босха, если «читать»,согласно композиции, от «шести часов» против часовой стрелки: ГНЕВ, ТЩЕСЛАВИЕ, СЛАДОСТРАСТИЕ, ЛЕНЬ, ЧРЕВОУГОДИЕ, АЛЧНОСТЬ, ЗАВИСТЬ. Художник находит для каждого из них понятный, жизненный пример, показанный с насмешкой.