Описание картины «Сад художника в Живерни» — Клод Моне

Описание картины Сад художника в Живерни   Клод Моне

С 1883 года репутация Клода Моне как талантливого живописца закрепилась, а финансовое положение улучшилось, и он, подобно другим импрессионистам, стал стремиться к уединению. По существу, уже в течение многихлет Моне жил далеко от Парижа,

data-full-width-responsive="true">

после Аржантейя на семь лет застряв в Ветейе. Теперь, вместе с Алисой Гошеде, ставшей после смерти мужа в 1892 году его второй женой, ее шестью детьми и двумя своими сыновьями, он поселился в Живерни, крохотной деревушке, расположенной неподалеку от места слияния Эпты и Сены.

Такимобразом, Моне жил в местах, полюбившихся ему еще со времен Беннекура, находя живописнейшие уголки, напоминавшие Ветей.

Успех его полотен к тому времени стал очевиден, и Октав Мирбо подготовил к печати статью для «Фигаро», где писал: «Клод Моне сегодня одержал победу над врагами, он заставил замолчать всех вокруг. Он, что называется, «преуспел». Если какие-то упрямцы все еще считают искусство застывшей, мертвой формулой и спорят об особенностях его таланта, то они уже не оспаривают тот факт, что этот талант действительно существует и способен заставить признать себя, так как обладает силой и таким обаянием, которое проникает до самой глубины души.

Любители, ранее высмеивавшие его, теперь почитают за честь иметь его полотна в своих коллекциях; художники, чаще всего издевавшиеся над ним, отныне рьяно ему подражают». Подобные строки, помещенные в газете, где ужасный Альбер Вольф все еще печатал свои прозаические сочинения, являются верным свидетельством успеха Моне и его друзей десятилетие спустя после первой выставки у Надара. По мере того как денег становилось больше, Моне благоустраивал и расширял дом, поначалу арендовав, а затем купив его в 1890 году.

Позднее он построил в саду мастерскую, в 1911 году онработал здесь над декорациями для Оранжери по этюдам к «Белым кувшинкам». Весь живернийский период, растянувшийся почти на полвека, прошел под знаком «Кувшинок». В течение двадцати пяти лет, склонившись над поверхностью водоема, Моне бесконечно писал кувшинки, водные растения, плакучую иву.

Этой серии набросков предшествовала другая — «Руанские соборы», «Тополя», «Мельницы», после чего художник принялся за «Кувшинки». Долгий период творчества, связанный с Живерни, отмечен еще одним увлечением художника, захватившим его не менее, чем изучение световых бликов. Моне увлекся садоводством. Оно интересовало его и ранее.

И в Сен-Мишеле, и в Аржантейе, и в Ветейе, несмотря на скудные средства, он умудрялся разводить небольшие садики с разросшимися цветниками. В Живерни его страсть дошла до безумия. Планировка созданного художником сада, менявшегося в зависимости от времени года, была продумана до мелочей.

Прежде всего была проведена работа на подступах к дому: Моне срубил аллею елей и кипарисов, считая ее слишком унылой, сохранив лишь высокие пни, за которые цеплялись ветви вьющегося шиповника, вскоре сомкнувшиеся и превратившиеся в усыпанный цветами сводчатый туннель над тропинкой, который вел к дому от ворот. Позже, когда пни разрушились, он заменил их металлическими дужками, постепенно зараставшими цветами. Питая отвращение к большим декоративным клумбам, которые обычно устраивают на своих лужайках буржуа, он рассаживал кучно или в виде бордюров ирисы, флоксы, дельфиниумы, астры и гладиолусы, георгины и хризантемы, а также луковичные растения, которые на ярко-зеленом фоне английских лужаек смотрелись как роскошный мозаичный ковер. Не подлежит сомнению, что его опытный глаз мог искусно смешивать краски цветов для достижения гармоничных сочетаний, контрастов и переходов.

Покончив с цветником у дома, Моне на имевшиеся у него свободные средства купил большой заболоченный участок земли по другую сторону дороги, граничивший с его садом, и осушил его. Сделав небольшую канаву, соединившую его участок с рекой Эптой, он смог наполнить водой небольшой, неправильной формы искусственный водоем, перекинул через него японский мостик, с которого свисало душистое сиреневое и белое кружево глициний. Водоем был засажен кувшинками всех видов, а по краям была устроена живая изгородь из ирисов и стрелолиста. В книге, посвященной Моне, его пасынок Ж. П. Гошеде заметил, что художнику важнее всего была не диковинка, а впечатление, произведенное ею.

Впечатление от детали и от целого.

Непрекращающийся процесс создания сада воодушевлял Моне, и он добросовестно изучал торговые каталоги, постоянно заказывая все новую рассаду. Для получения достоверной информации из первых рук он принимал у себя за обедом наиболее значительных специалистов-садоводов и особенно сдружился с Жоржем Трюффо. Хотя подобная страсть стоила больших денег, ибо требовалось постоянное присутствие пяти садовников, она оказалась небесполезной, как только художник принялся писать кувшинки.

Около сотни этюдов и законченных полотен было создано им на эту тему, и именно они, пожалуй, вызывают наибольшее восхищение, тем более что многие работы были выполнены во время обострения глаукомы, поставившей под угрозу зрение Моне, а потому близки к абстрактной живописи.

Именно эти работы, написанные во время болезни, привели основательно изучившего их американского исследователя Альфреда Барра-младшего к заключению, что Моне является одним из родоначальников неформального абстрактного искусства. Сомнительно, что именно такую цель ставил себе создатель «Кувшинок», тем более что, поправившись после операции, он вновь обрел способность по-особому видеть предметы, ту способность, о которой Одилон Редон критически и восхищенно заметил: «Моне — это всеголишь глаз, но какой!» Попавшись в западню абстракционизма, ценители живописи после войны буквально вырывали друг у друга полотна, доселе никому не нужные и оставленные Мишелем Моне гнить в Живерни, в мастерской, где стекла были разбиты взрывами американских бомб во время боев за освобождение Франции.

Отреставрированный после долгого периода запустения благодаря щедрости американских ифранцузских меценатов, сад Клода Моне был широко известен уже в начале века. Жорж Клемансо, знавший художника еще со времен «Гербуа» и владевший одним из деревенских домов неподалеку от Живерни, был настолько поражен этим событием, что даже посвятил ему небольшую брошюру, в которой писал: «Сад Клода Моне можно считать одним из его произведений, в нем художник чудесным образом реализовал идею преобразования природы по законам световой живописи. Его мастерская не была ограничена стенами, она выходила на пленэр, где повсюду были разбросаны цветовые палитры, тренирующие глаз и удовлетворяющие ненасытный аппетит сетчатки, готовой воспринимать малейшее трепетание жизни».

Моне и Клемансо были близки, это известный факт. 18 ноября 1918 года Клемансо прибыл в Живерни, чтобы сообщить художнику о принятии государственной комиссией его «Кувшинок». Это, без сомнения, тоже была победа, ибо администрация Школы изящных искусств все еще испытывала давление со стороны последних помпьеристов из жюри Салона и руководителей Института и чинила такому решению всевозможные препятствия…»


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)