Описание картины «Еврейское кладбище» — Якоб ван Рейсдал

Описание картины Еврейское кладбище   Якоб ван Рейсдал

Отличительной особенностью зрелого творчества Рейсдала является насыщенность картин драматизмом. Его полотна — это уже не простое созерцание окружающего мира, подобно полотнам его предшественников, а поиск динамики, движения во всем. Закон постоянного обновления — вот что хотел отразить в своих работах Рейсдал, поэтому он и выбирал объектом для изображения те моменты в природе, которые нагляднее всего демонстрируют процесс напряженной внутренней жизни, перехода из одного состояния в другое.

Отсюда некая приподнятость изображаемого объекта, концентрация чувства на полотне, как и некоторая мрачноватость, предрешенность.

Подобные мотивы возникали уже в ранних произведениях Рейсдала, усиливаясь по мере эволюции художника. Возможно, они также были предопределены самой суровой поэтикой северной природы. Но несмотря на это, картины Рейсдала нельзя назвать полностью проникнутыми темами смерти и непостоянства.

Сама изменчивость может рассматриваться как гимн жизни и единоначалию.

Впрочем, в наследии Рейсдала все же есть одна работа, где мрачность и предрешенность выступают на первый план. Речь идет о «Еврейском кладбище» . Ведущая тема — величественная тишина смерти и непоколебимый закон смены одного другим: смены осени зимой, смены дня ночью, смены солнечной погоды дождливой и, наконец, смены людских поколений. Но что же побеждает в этой постоянной изменчивости, для чего все эти метаморфозы? Следует ли считать смерть финальным аккордом, или жизнь утверждает свой приоритет?

Что важнее: мимолетная жизнь отдельного человека или общее бессмертие? Вот какие вопросы задает Рейсдал в «Еврейском кладбище», и вряд ли он призывает зрителя к размышлениям, чтобы открыть некую истину, явленную ему. Картина — это размышления самого художника, это не посыл некоторой идеи, а лишь мысли одного человека, увидевшего в мрачном пейзаже повод для рефлексии.

Идея беспощадности смерти отражена на полотне в засохшем стволе дерева, голые сучья которого будто бы «впиваются» в общий пейзаж, и в полуразрушенных стенах здания на заднем плане. Они — словно объятия самой костлявой старухи с косой. В то же время эти объекты задают некоторые пространственные рамки, в которых властвует Смерть.

Именно между ними расположены гробницы, и художнику, наверное, было немаловажным, что это «царство мертвых» не занимает площади всего холста.

Мотив побеждающей жизни с неменьшей силой передан на картине. Живое дерево возвышается почти в центре этого «царства», облака плывут по небу за его пределами, и маленький ручеек вытекает за границы кладбища. Сама смерть дает начало жизни, движению.

И мастерство Рейсдала именно в том, что в обыкновенных деталях он смог усмотреть вечные законы, в ре альном пейзаже — художественный образ.